Panama Papers: Тайная горнодобывающая империя Ильхама Алиева

офшоры ильхам алиев, утечка панамский архив, рудники ильхам алиев, офшоры президента азербайджана алиева,

Перевод расследования OCCRP (проекта по расследованию коррупции и организованной преступности) Aliyevs’ Secret Mining Empire by Miranda Patrucic, Eleanor Rose, Lejla Camdzic and Khadija Ismayilova на базе утечки документов из Панамского архива.

46-летний геолог, ветеран войны и отец троих детей Джамшуд Асгерли падает духом, когда по окончании месяца тяжелого труда не видит долгожданной зарплаты за работу в азербайджанском золотом руднике. Вскоре после этого он, как и 300 других работников, получает по электронной почте письмо о начале вынужденного двухмесячного отпуска.

— А после двух месяцев простоя они присылают мне новое письмо, где говорят об отпуске на неопределенный срок и о том, что мы получим только 2/3 нашей зарплаты, — рассказывает Асгари.

Прошло почти два года, но работники не получили ни копейки. На бумаге они остаются шахтерами и трудятся полный день, что по законодательству Азербайджана не позволяет им трудоустроиться куда-либо еще. Многие потеряли все, что имели, и оказались в неопределенном статусе.

Работодатель — Азербайджанская международная промысловая операционная компания (AIMROC) — появился из ниоткуда и внезапно стал вторым по величине золотодобытчиком в стране. После компания так же внезапно исчезает без следа, оставляя работников в отчаянных поисках того, кто же действительно их нанял.

В отчаянии шахтеры обращаются во все инстанции, куда только можно, — от Министерства по защите окружающей среды и Министерства труда и социальной защиты населения до Парламента и Президента лично.

— Они все делали вид, что ничего не знают, — говорит Асгари.

Однако работодатели, спрятанные за офшорными компаниями, оказались куда ближе, чем можно было представить. Одетые по последней моде, они ежедневно улыбались шахтерам со страниц газет и глянцевых обложек журналов, мелькали по ТВ, перерезали ленточки на открытиях и гала-концертах, говоря о том, насколько велик Азербайджан.

Работодателями были Лейла и Арзу Алиевы, дочери президента Ильхама Алиева.

офшоры ильхам алиев, утечка панамский архив, рудники ильхам алиев, офшоры президента азербайджана алиева,
фото: occrp.org

Эта информация были найдена в массиве данных от панамского поставщика офшорных услуг Mossack Fonseca, который удалось заполучить немецкой газете Suddeutsche Zeitung и который проанализировали журналисты Международного консорциума журналистских расследований и более чем 100 других медиа-партнеров из 82 стран мира.

Золотые дни

Девять лет назад президент Алиев передал консорциум из шести золотых месторождений стоимостью в миллиарды долларов одной компании из Соединенного Королевства и трем компаниям в офшорных юрисдикциях: Globex International LLP, Londex Resources S.A., Willy & Meyris S.A. и Fargate Mining Corporation. На самом деле все месторождения ушли семье президента.

Расследование 2012 года, проведенное журналистом Радио Свобода и Центром по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) Хадижей Исмаиловой, показало, что дочери Алиева стояли за компанией Globex International LLP, которой принадлежало 11 процентов консорциума. Однако доля дочерей оказалась значительно больше, чем предполагалось изначально.

Утечка из Панамского архива свидетельствует о том, что Алиевы также контролировали панамскую компанию Londex Resources S.A. с 45-процентной долей в консорциуме, что подтверждает их полный контроль над 56% консорциума. Эта компания была главной операционной компанией по условиям соглашения и несла ответственность за переговоры с правительством. Она выступала от имени трех других партнеров, дабы обеспечить надежное финансирование и управлять развитием золотодобычи.

Алиевы оставили без ответа неоднократные запросы со стороны OCCRP.

Londex Resources S.A. владеет компанией AIMROC. Третья компания Fargate Mining Corporation была зарегистрирована в тот же день, что и Londex Resources S.A. и предположительно контролировалась близким соратником и деловым партнером Алиева Насибом Гасановым. По заявлениям правительства, четвертая компания в консорциуме Willy & Meyris S.A. была также зарегистрирована в Панаме, но журналисты OCCRP не смогли найти ее следов. Основываясь на схеме всего остального семейного бизнеса, можно предположить, что доля также принадлежит Алиевым или кому-то из их близкого окружения.

Финансовые отчеты, полученные OCCRP, показывают, что компания Londex Resources S.A. потратила около 230 миллионов долларов на развитие и управление своего горнодобывающего бизнеса. В шахтерском городке Човдар на западе Азербайджана был построен завод, и консорциум успел добыть золото на сумму до 30 миллионов долларов, прежде чем внезапно прекратил свою деятельность.

Почему же компания с такими возможностями исчезает так быстро? Одни говорят, что у компании были проблемы с продажей золота на мировом рынке из-за непрозрачной структуры, другие – что консорциум все еще пытается найти покупателя.

Рабочие же обвиняют в своих страданиях компанию Londex Resources S.A.

— Головной компанией была Londex Resources S.A. Поэтому головная компания несет ответственность за все, — такого мнения придерживается Асгари.

Как бы то ни было, факт остается фактом: шахтеры оставались без зарплаты практически в течение двух лет, и это происходило из-за безразличия и некомпетентности руководства.

Золотая лихорадка Алиевых

В 2000-х селение Човдар было всего лишь маленькой горной деревней в Азербайджане, непритязательной сельской местностью, где волки и лисы время от времени таскали цыплят.

Археологические находки помогли узнать историю села: курганы бронзового века, древняя церковь Кавказской Албании, более поздние средневековые мусульманские святыни. По мнению историков, изучавших эти места, обнаруженные реликвии типичны для региона, который, как и многие другие районы Азербайджана, стал домом для семей, бежавших в начале 1990х от нагорно-карабахского конфликта с Арменией — давнего спора, который вновь разгорелся в эту субботу.

офшоры ильхам алиев, утечка панамский архив, рудники ильхам алиев, офшоры президента азербайджана алиева,
фото: occrp.org

Но у Човдара была важная особенность: он лежал на месторождении рудного золота, которое оценивалось в 2,5 миллиарда долларов США. Човдар считается самым богатым месторождением золота в стране. Поскольку производство промышленного золота требует инвестиций и инфраструктуры, месторождение не было востребовано до падения Советского Союза и обретения независимости Азербайджаном. Вскоре после этих событий азербайджанские власти обратили свой взор на Човдар.

В период нефтяного бума середины  1990х иностранный капитал хлынул в Азербайджан на основе соглашений о разделе продукции (PSAs), по условиям которых инвесторы помогали снижать затраты на производство и делились опытом в разработке богатых природных ресурсов в обмен на долю от прибыли.

В 1997 году модель соглашений о разделе продукции с нефтяной сферы была распространена и на медные и золотые месторождения в трех районах Азербайджана. Соглашения с большой помпой были подписаны тогдашним президентом Гейдаром Алиевым с американской компанией из Делавэра RV Investment Group Services LLC. Сейчас она известна под названием Anglo Asian Mining PLC. Этой компанией руководит иранский бизнесмен Реза Вазири.

Поначалу Вазири не удалось обеспечить достаточный для инвестиций капитал, и проект практически изжил себя. Однако постоянный и устойчивый рост цен на золото с $350 за унцию в 2001 году до более чем $1800 за унцию 10 годами позже спас проект. Азербайджан всерьез взялся за золотодобычу. СМИ писали про масштабное строительство современных туннелей и фабрик, которые сделают Азербайджан одним из лидеров мирового рынка поставщиков золота.

В июне 2005 года министр экологии и природных ресурсов Азербайджана Хусейн Багиров заявил, что за три года изыскателям удалось обнаружить 30 новых месторождений драгоценных металлов, в том числе 4 месторождения золота. Одно из них — Човдар в западной части страны — было особенно значимым.

СМИ сообщили, что золотые запасы в Човдаре остановят развитие остальных месторождений, и министр Багиров объявил о начале переговоров с иностранными компаниями по разработке Човдара. Упоминалась только одна компания — RV Investment Group Services LLC. Ее представители в августе 2005 года рассказали журналистам о подготовке проекта по развитию Човдара, который они собираются представить правительству.

К концу 2005 года цена на золото почти удвоилась и превысила $600 за унцию. RV Investment Group Services LLC начали возводить оборудование для извлечения 20 тонн золота на месторождении Кедабек неподалеку от Човдара. Човдар никто больше не упоминал.

Тем временем, в 12 тысячах километров от Човдара — в Панаме, одной из популярнейших офшорных юрисдикций — была учреждена компания Londex Resources S.A. Лондекс получила ведущую роль в консорциуме, который она образовала вместе с тремя другими компаниями. От имени всего консорциума компания должна была вести переговоры с правительством и президентом Азербайджана о получении разрешения на разработку одного из лучших месторождений страны.

Соглашение о разделе продукции: Алиевы находят, Азербайджан теряет

30 декабря, в последнее воскресенье 2006 года (нерабочий день) правительство Азербайджана тайно отписывает права на 6 месторождений (и в том числе Човдар) консорциуму, которым управляет компания Лондекс. В отличие от соглашений о разделе продукции с RV Investment Group Services LLC, эти договоры никогда не публиковались.

Единственная информация о соглашениях появилась в ходе парламентского обсуждения в июне 2007 года. Соглашение было одобрено, хотя члены Парламента и отметили недостаточную прозрачность компании, несоблюдение процедур торгов, а также то, что ни одна из компаний ранее не занималась добычей. Парламентарии жаловались, что сделка противоречит национальным интересам.

В ходе обсуждения Валех Алескеров, председатель комитета природных ресурсов Милли меджлиса (азербайджанского парламента), того самого учреждения, которое изучало контракт, горячо защищал соглашение. Алескеров, работавший ранее с президентом Алиевым в должности вице-президентов государственной нефтяной компании, заявил, что правительство вело переговоры еще с тремя компаниями, но отказало им: компании потребовали исключительные права и не давали взамен никаких гарантий. Журналисты OCCRP не нашли никаких доказательств того, что какие-либо торги по золотым рудникам имели место.

По условиям соглашения консорциум получал месторождения в аренду на 30 лет, а доля правительства в прибыли составляла 30% после покрытия всех издержек консорциума. Сделка была заключена на гораздо более благоприятных условиях, нежели подписанное несколькими годами ранее соглашение с RV Investment Group Services LLC. Консорциум получал 70% от прибыли — в сравнении с 49% компании RV Investment Group Services LLC.

По словам Алескерова, правительство также должно было получить бонус в виде $2 млн. Изучив финансовые документы, журналисты OCCRP пришли к выводу, что консорциум не только никогда не выплачивал этот бонус, но и должен порядка $2,8 млн неустоек за его невыплату. По условиям соглашения невыплата бонуса является серьезным нарушением и дает правительству право расторгнуть соглашение. Между тем, членов консорциума это заботило мало. Аудиторы, исследовашие финансовую документацию, отметили, что правительство никогда не требовало выплаты бонусов.

Консорциум получил и другие выгоды. Ему не нужно было платить какие-то иные налоги, кроме 22% налога на доход. В отличие от RV Investment Group Services LLC у него были выше квоты на найм иностранных работников. Поскольку в Азербайджане исторически не была развита горнодобывающая сфера, возможность нанимать квалифицированных иностранцев имеет огромное значение для успеха любого добывающего предприятия.

— Когда соглашение было подписано, мы поняли, что у них гораздо лучшие условия, чем у нас. Возможно, все дело в том, что к этому имеют отношение дочери, — прокомментировал топ-менеджер добывающей компании на условиях анонимности.

Падение империи: простодушие или жадность?

Алиевы быстро взялись за дело.

— Когда я приступил к работе, они уже успели вложить порядочные суммы в реализацию проектов компании, карьерные активы, портфолио горнодобывающих проектов, однако очевидно, сами они не были горнодобытчиками, — вспоминает Карл Комартен, в 2008-2011 годах руководивший AIMROC (местная операционная компания, учрежденная Лондекс).

Когда цена золота достигла $900 за унцию, компания начала гонку за всевозможными проектами и собственностью и активно сорила деньгами. Комартен рассказал, что он остановил эту практику и сфокусировался на Човдаре, полагая, что его потенциал составляет 1,3 млн унций золота. По тем временам в денежном выражении это составляло более 1 миллиарда долларов США. Цены на золото все еще росли. По некоторым прогнозам они могли достигнуть $3000 за унцию. На кону стояло $3 млрд, поэтому Алиевы ждали хорошей отдачи от своих инвестиций.

Комартен рассказывает историю «наивности» AIMROC. В Гяндже была приобретена ферма, которую предполагалось использовать для разведочных работ. Руководители Лондекс ухватились за это место, потому что там была подземная пещера, а они хотели тайно плавить свое золото.

— У нас есть золотая комната. Давайте теперь найдем золото. Это было нашей внутренней шуткой, — говорит Комартен.

Он покинул свой пост в середине 2011 года. Он считает, что был не в особом почете у владельцев компании. Те предпочитали форсировать развитие проекта, а Комартен больше времени уделял оценке и изысканиям, а не самой добыче. Возможно, это и стало причиной неудачи проекта: владельцы решили сократить путь, чтобы побыстрее вернуть свои инвестиции. После ухода Комартена компания ввела в эксплуатацию завод и запустила производство. Первый золотой слиток был отлит в конце 2012 года.

Хотя продукция была не идеальна, компания успела произвести более 2000 кг золота до того момента, когда в апреле 2014 года завод внезапно встал. Офисы закрылись, никто не отвечал на звонки, рабочих отправили в бессрочный отпуск.

Насаф Маммадов, начальник производства, работающий на компанию с августа 2012 года рассказывает, что с производством было все в полном порядке, завод вырабатывал норму, а владельцы увозили золото на инкассаторских машинах. Но несмотря на это, люди оказались в простое.

27 июня 2014 года Арда Аркун, тогдашний CEO AIMROC, разослал работникам письма на электронную почту, в которых сообщалось о невозможности выплаты зарплаты из-за недостатка финансирования. Он выразил надежду, что в ближайшем будущем средства найдутся, и производство золота можно будет возобновить. Больше работники ничего слышали о компании.

Комартен считает, что Алиевы пытались прыгать выше своей головы. Возможно, они наивно полагали, что раз они пришли к успеху в гостиничном, финансовом бизнесе, ритейле, то могут делать деньги и в других сферах, а добыча — это очень просто.

Подавляющее большинство добывающих компаний — публичные акционерные общества и активно торгуются на Лондонской или иной бирже, поскольку добыча требует немалых капиталов. Чтобы финансировать разработку месторождений из частных средств, нужно быть сказочно богатым. AIMROC не торговался ни на одной бирже. Компания не публиковала отчеты об объемах производства, поскольку такое право было предусмотрено соглашением о разделе продукции.

В отличие от других добывающих компаний, которые получали средства на развитие на рынке капитала, Лондекс привлекала крупные займы от нескольких банков. В их числе два банка, которыми владеет семья — Xalq Bank и Pasha Bank. Оба этих кредитных учреждения активно привлекают депозиты от государства и государственных корпораций. К концу 2012 года Лондекс набрала кредитов на $146 млн. Из финансовой документации не следует, что хотя бы какая-то часть этих денег была возвращена. В то же время на запуск добывающего бизнеса компания потратила порядка $230 млн.

Какое будущее ждет AIMROC, непонятно. Из самого последнего ежегодного отчета компании следует, что сейчас ее работа приостановлена за недостатком финансирования. Однако члены компании уверены в том, что средства будут изысканы, а разработка месторождения восстановлена. Работники говорят, что, по информации Министерства экологии и минеральных ресурсов, с июля 2014 года Лондекс тщетно пытается продать свои акции. Возможно, после продажи все проблемы будут решены.

офшоры ильхам алиев, утечка панамский архив, рудники ильхам алиев, офшоры президента азербайджана алиева,
Работники показывают ответ из министерств, куда они обращались за помощью. Но министерства говорят, что не знают, кто владеет рудником, несмотря на то, что им владеют дочери президента, source: RFERL

Работники в безвыходной ситуации

Сегодня рудник, который должен был стать надеждой и дать работу жителям деревни, заброшен. Журналисты OCCRP недавно посетили эту гористую местность. Последние несколько километров дороги до рудника — сплошная грязь. За дряхлой железнодорожной станцией на протяжении 5 последних километров до въезда на территорию рудника пустынно и ни одного здания.

На горе неподалеку от въезда на рудник виднеется недавно установленная бытовка для строителей. У входа единственный охранник рассказывает, что рудник не работает уже пару лет. Как только журналист достает мобильник из кармана, охранник приказывает им с водителем немедленно уезжать. Не видя больше никакого движения вокруг, журналист покидает рудник.

Бедность бросается в глаза. Старые дома, разбитые окна и двери, люди кутаются в старую одежду, чтобы спастись от холода. Жизнь в Човдаре по-прежнему нелегка — там живет большинство из 300 работников рудника. Невозможность найти работу где-то в другом месте стала для них личной трагедией.

Яхья Вердиев был шахтером:

— Я набрал кредитов в банках. После того, как нам перестали выдавать зарплату, я не смог платить по кредитам. Банк подал в суд, и меня приговорили к двум дням тюрьмы. Я не понимаю, как так: если я не могу вернуть долг, меня арестовывают. Но компания не платит 300 работникам, и они даже не могут ее найти.

Работники рассказывают историю одного своего коллеги, который лишился квартиры и теперь вынужден снимать жилье. Еще один шахтер Парвиз Исаев говорит:

— Мы все рискуем жизнью. Цианид и прочие химикаты очень вредны для здоровья. Но нам необходима работа. Мы все граждане Азербайджанской Республики. А правительство не заботят наши проблемы. Мы не знаем, куда идти, кто может нам помочь. Даже суды… Мы не знаем, что делать.

Последняя надежда

Барнаби Пейс, сотрудник неправительственной международной организации Global Witness говорит:

— Проблема коррупции в этом деле говорит о том, что необходимо знать, кто действительно владеет компаниями и контролирует их. Особенно те, которые связаны с добычей природных ресурсов, где прозрачность крайне важна.

Глобал Витнесс призывает офшорные юрисдикции покончить с анонимным владением компаниями. Для этого нужно создавать публичные регистры тех, кто фактически владеет и управляет компанией.

— Компании, собственник которых неизвестен, — отличное прикрытие для террористов, диктаторов, отмывания денег и неплательщиков налогов по всему миру. Определенно пришло время потребовать публикации сведений о том, кто действительно владеет и контролирует эти компании. Это серьезно усложнит жизнь преступникам.

Но азербайджанским шахтерам это уже никак не поможет. В конце января и в марте 2016 года дюжины работников золотого рудника прошли маршем по столице мимо зданий Министерства труда и социальной защиты населения, Министерства экологии и природных ресурсов, Администрации президента к парламенту.

— Все, чего мы хотим — наше невыплаченное жалование. Но нет никого, кто бы мог помочь нам, — говорит геолог Асгерли.

— Все они говорят, что это не их компетенция, — добавляет еще один из протестующих Мехман Исмаилов.

Зохраб Исмаил, исследователь из Мичиганского университета, специализирующийся на использовании нефтяных доходов, государственных инвестициях и общественной политике, говорит:

— Прямо сейчас мы наблюдаем результат конфликта интересов. Чиновники молчат. Работники протестовали несколько раз без результатов. Потому что каждый знает, что они ничего не могут сделать против этой компании. Им не заплатили, а правительство все еще молчит. Они нарушили условия соглашения, а правительство все еще молчит. Потому что «чиновники» не могут ничего сделать с этой «иностранной» компанией.

Чиновники рекомендуют работникам обращаться в суд, это их последняя надежда. Многие работники не верят, что суд им поможет. Но двое из них решили довериться судебной системе. Асгерли подал иск к компании Алиевых Londex Resources S.A. в феврале и потребовал взыскать сумму невыплаченного ему жалования. Суд Ясамальского района, где у компании был офис, передал иск по подсудности в суд Хатаинского района, потому что там официально зарегистрирована компания Лондекс. Слушание дела в суде Хатаинского района запланировано на 6 апреля.

Асгерли читал о том, что компании принадлежат первой семье государства, но нигде не видел их имен:

— Для меня все будет ясно после слушания дела в суде против Лондекс. Я увижу, как они будут себя вести в процессе. Мы увидим.

Перевод ofshorki.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *